ПАНЕЛЬ
• ГлавнаяПоказать содержимое по тегу: Симулякр
  • Блог

    Блог

  • Философия

    Философия

  • Вера

    Вера

  • Психология

    Психология

  • Наука

    Наука

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Понедельник, 10 сентября 2018 17:06

Симулякры в жизни

«Симулякры и симуляции» – так называется работа Бодрийяра, в которой
раскрываются механизмы формирования гиперреальности.
Под симулякрами Бодрийяр понимает знаки или образы, отрывающиеся по
смыслу от конкретных объектов, явлений, событий, к которым они изначально
относились, и тем самым выступающие как подделки, уродливые мутанты,
фальсифицированные копии, не соответствующие оригиналу.
Своими корнями данный термин уходит в понятие, введенное ещё Платоном, –
«копия копии», обозначающее, что многократное копирование образца в итоге приводит
к утрате идентичности образа. В этой связи симулякры выступают как знаки,
приобретающие автономный смысл и вообще не соотнесенные с реальностью. Тем не
менее симулякры могут и широко используются в коммуникативных процессах
современного общества. Они воспринимаются людьми благодаря ассоциаций с
конкретными объектами, явлениями, событиями. Иными словами, благодаря замене
реального знаками реального происходит утверждение иллюзии реальности, творчества,
прекрасного, доброты и т.д.
Как считает Бодрийяр, современное общество основано на симулякрах:
Диснейленд – более привлекателен, чем естественная природа; модная вещь – лучше
той, которая прекрасно функционирует; порнофильмы сменяют сексуальность, мыльные
оперы – любовь и т.д.
Симуляция в интерпретации Бодрийяра означает обретение знаками, образами,
символами самодостаточной реальности. Социолог полагает, что сегодня развитие
человеческой цивилизации идет в направлении утверждения мира симулиций, которые
буквально распространились на все сферы общественной жизни.
Насколько симулякры и симуляции вошли в нашу жизнь?
Нравится нам это или нет, но различные симулякры стали частью нашей
действительности. Они существуют вполне реально, хотя, как правило,
относительно непродолжительное время. Такие симулякры как «истинные
патриоты, демократы», менты из телесериалов, финансовые пирамиды,
«настоящая любовь» Марий и т.д., представляется настолько заполнили нашу
жизнь, стали «правдивыми», близкими и «родными», что начали
абсорбировать, поглощать объективную реальность. В результате структуры и
функции, представляющие собственно общество, становятся размытыми и
диффузными. Складывается ситуация с утверждением и распространением
симуляций «реального мира», который теперь трудно или почти невозможно
описать с помощью традиционно принятого, рационального научного
инструментария. Становится невозможным ответить на вопрос, какая же
реальность «истинная» или хотя бы – какая «более реальная». Но очевидно то,
что симуляции стали, мягко скажем, определенными реальностями, которые
размывают значения современных и исторических событий, лишают людей
памяти, стремлений постичь истину.
Симулякры неотделимы от новых культурных продуктов. Они делают их
качественно неопределенными. Так, современная звукозаписывающая аппаратура
позволяет совершать невозможные ранее манипуляции со звуком. Классические
произведения Моцарта, Бетховена, Шостаковича могут приобретать совершенно иное по
самым разным параметрам звучание, которое многих слушателей просто зачаровывает.
Более того, аппаратура позволяет слушателям становиться Соавторами исполнения,
задавая звучанию определенные качественные характеристики. Но это будет не тот
вариант исполнения, который задумывался изначально авторами произведений. Это
будет «копия копии». Очевидно несоответствие нового и аутентичного, авторского
звучания.
Благодаря симулякрам, стираются различия между китчем и высоким искусством.
Ещё двадцать лет назад всем известная юмореска С. Образцова «Соло на унитазе»
воспринималось как пародия на псевдоискусство. Тогда при всех возможных вкусовых
допущениях все же существовала разделительная грань между общепринятой культурой
(нормой) и разного рода субкультурами и контркультурами (девиация), к которым у
общества в целом было негативное отношение. Сегодня же, например, игра на всем,
включая грязную посуду, может симулировать культуру вообще. Во всяком случае,
такое исполнение рассматривается как одна из субкультур в культурном плюрализме,
имеющая равные права на автономное существование, на потребление зрительскими
массами. И подобные симулякры культурных продуктов подчас распространяются
миллионными тиражами на наших телеэкранах. Тем самым начинает размываться само
представление о нормативности и девиации, маскируется культурная деградация.
Аналогичная ситуация складывается и в других сферах общественной жизни. Так,
всегда существовали легальный и черный рынки. В различных культурах отношение к
нелегальной экономической деятельности варьировалось от нетерпимого до
снисходительного. Но это было отражение реальности, стремящееся к адекватному
представлению положения дел в обществе. Люди знали, что действительно они имели.
Появление и развитие современных экономических симулякров – теневых
предприятий и банков, фирм однодневок, разного рода «крыш» – смешало все настолько,
что идентифицировать легальную и нелегальную деятельность становиться все труднее.
Фактически, симулякры уничтожают всякую соотнесенность знаков, слов, реклам с
истинным положением дел.
Семулякры начинают размывать реальность и в политической сфере.
Подчас
исчезает само представление о политике как целедостиженческой деятельности. Она
симулируется сугубо прагматической целью сохранения или обретения властных
полномочий – успехом локального уровня, не имеющего ничего общего ни с реализацией
конкретных программ, ни даже с выполнением традиционных «обещаний» политиков
народу. И при том появляются симулякры самих источников власти: возникают
структуры с размытыми функциями, иногда даже никак легитимно не закрепленными.
Можно по-разному оценивать последствия ликвидации двухполюсного мира. Но,
несомненно, одно – появились симулякры и в сфере международных отношений.
Ломаются и уходят в прошлое прежние образы «друзей» и «врагов». А где же новые
нормы взаимодействия между странами? Их реальные контуры даже не
выкристаллизовываются. Нормой же становится симуляция «стратегического
партнерства», до которого, чтобы оно стало реальным, надо политически и
экономически дозреть. Пока же имеет место явный или латентный отказ международных
структур от ранее призвавшихся норм. Естественно, что реально Мир не становится от
этого более безопасным и стабильным. Пожалуй, наоборот – возрастают риски,
связанные с неопределенностью, непредсказуемыми флуктуациями политических
интересов.
Бодрийяр считает, что выход из создавшегося положения состоит в том, чтобы,
полагаясь на патафизику и научную фантастику, повернуть систему против самой себя:
«Система должна сама совершить самоубийство как ответ на многочисленные вызовы
убийств и самоубийств».

Опубликовано в Философия
Вторник, 22 мая 2018 18:21

Симулякр

Симулякр — слово, необходимое для описания и постижения многих современных процессов — от постмодернистского искусства до виртуальной реальности. Не случайно даже в «Матрице» герой Киану Ривза использует в качестве тайника книгу французского философа Жана Бодрийяра «Симулякры и симуляция». Ведь, по сути, матрица — и есть симулякр, то есть копия чего-то, что не существует в реальности. Компьютерная программа воспроизводит давно исчезнувший мир конца ХХ века.
Понятие «симулякр» впервые встречается в латинских переводах Платона — как эквивалент греческого слова «эйдолон». Греческий философ разделял материальный мир и трансцендентный мир идей — эйдосов. Идеи воплощаются в реальных предметах и важно, чтобы это воплощение происходило без искажений. А «эйдолон» — это ложная копия, искажающая идею-прототип, не отражающая ее сущности. А значит, нарушающая гармонию Вселенной.
Позднее идею симулякра стали развивать французские философы-постмодернисты — Жорж Батай, Жиль Делез и Жан Бодрийяр. Делез предлагает необычайно смелую концепцию: по его мнению, человек и есть симулякр. «Бог сотворил человека по образу и подобию, — пишет философ. — Однако же в результате грехопадения человек утрачивает подобие, сохраняя при этом образ. Мы становимся симулякром. Мы отказываемся от морального существования ради того, чтобы войти в стадию эстетического существования».
Одно из главных свойств симулякра по Бодрийяру — способность маскировать отсутствие настоящей реальности. По сравнению с чем-то очевидно искусственным привычная среда кажется более «настоящей» — в этом и заключается ловушка.
А Жан Бодрийяр считал симулякром современную мировую политику: власть симулирует власть, оппозиция симулирует протест. Массмедиа только подливают масла в огонь — они лишь имитируют акт коммуникации и передаваемая ими информация не имеет смысла. Как в популярнейшем фильме о политтехнологиях «Хвост виляет собакой» — чтобы отвлечь внимание от подмоченной репутации президента США, его пиарщики разыгрывают несуществующую войну в Албании. Студийный репортаж с «места военных действий», с девушкой, прижимающей к груди котенка — это не что иное как симулякр. Симулякром становится и местный «поручик Киже» — несуществующий американский солдат, выдуманный специально для того, чтобы вселять чувство патриотизма в сердца простых американцев.
Еще дальше зашел Виктор Пелевин в романе «Generation П»: там подделкой становятся все медийные персоны российского телевидения и некоторые — американского: «Рейган со второго срока уже анимационный был. А Буш… Помнишь, когда он у вертолета стоял, у него от ветра зачес над лысиной все время вверх взлетал и дрожал так? Просто шедевр. Я считаю, в компьютерной графике рядом с этим ничего не стояло. Америка…» В реальной жизни сознательным производством симулякров занимаются «информагенства несуществующих новостей» — американское The Onion и наше FogNews. Иногда грань между выдумкой и реальностью оказывается настолько тонкой, что другие издания перепечатывают фэйковые новости, приняв их за чистую монету.
За идею симулякра ухватилось и изобразительное искусство — в первую очередь, поп-арт. Художник притворяется, что воспроизводит натуру, но при этом в самой натуре не нуждается: оболочка, обозначающая предмет, становится важнее самого предмета. Писатель и критик Александр Генис приводит такой пример: «Так, на одной из ранних картин Энди Уорхола «Персики» изображены не сами фрукты, а консервная банка с фруктами. В этом различии пафос всего направления, обнаружившего, что в сегодняшнем мире важен не продукт, а упаковка, не сущность, а имидж».
Одно из главных свойств симулякра по Бодрийяру — способность маскировать отсутствие настоящей реальности. По сравнению с чем-то очевидно искусственным привычная среда кажется более «настоящей» — в этом и заключается ловушка. В качестве примера философ приводит знаменитый парк аттракционов: «Диснейленд существует для того, чтобы скрыть, что Диснейлендом на самом деле является «реальная» страна — вся «реальная» Америка (примерно так, как тюрьмы служат для того, чтобы скрыть, что весь социум, во всей своей полноте, во всей своей банальной вездесущности, является местом заключения). Диснейленд представляют как воображаемое, чтобы заставить нас поверить, что все остальное является реальным».
В конечном счете симулякры становятся реальнее самой реальности — и из этого возникает гиперреальность, то есть, замкнутая на самой себе среда, которая уже никак не соотносится с объективной действительностью. Мир, где правдоподобно изображенная фантазия становится тождественна реальности. Так что в каком-то смысле все мы уже живем в Матрице.
Опубликовано в Наука
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6